Сайт Аркадия Ровнера

Проза

Цветок шлюмбергеры

Начну с того, что, покидая родительский дом, я взял с собой в новую жизнь две толстые книги: «Капитал» Маркса и второй том двухтомника поэта Александра Блока. Шел 1958 год, и мне было восемнадцать лет. Пять лет назад умер Сталин, и страной правили вурдалаки из его недавней свиты. Читать далее…

Новый рассказ Аркадия Ровнера «Город живых отцов»

1  Я получил письмо от далекого родственника из города Б. В письме говорилось о том, что, дескать, отца моего видели в городе. Однако отец мой давно умер. Он умер десять лет тому назад, и его никак не могли видеть в городе Б. И все же… Я знаю, что они не…

Сад традиций, или новый симпозион

Польский гражданин Адам Верницкий обладал острым умом и редкой целеустремленностью, что позволило ему увидеть род человеческий не в лабиринте вер и традиций и не как пеструю мозаику географической карты, а как одно всечеловеческое существо, стремящееся выполнить свое планетарное назначение. Так видели человечество величайшие из людей, жившие на земле, однако их…

Аркадий Ровнер — Медный Город

1 Мы с Джимом условились встретиться в Джизмеке, где в Гургунском ущелье прячется Медный город. Но сначала я прилетел из Нью-Йорка в Нурат, и в Нурате начались мои злоключения. Оставив в номере рюкзак, я зашел перекусить в ближайшую чайхану. В чайхане было сумрачно и дымно. Я сел за свободный столик…

Новый Рассказ Аркадия Ровнера «Конец Истории»

  17 июля 1907 года за дачным столом в ближнем Подмосковье собралась небольшая группа музыкантов и их подруг, чтобы проводить уезжавшего на гастроли в Берлин композитора Александра Николаевича Скрябина. Покрытый белой скатертью и уставленный батареей бутылок стол стоял на террасе среди кадок с пальмами и ваз с орхидеями. Хозяева и…

Аркадий Ровнер «ВЕЛИКИЙ ПОТОК»

Мы строили Перпендикуляры везде, где можно, и оказывалось, что можно было везде. Мы создавали свой поток, свою вертикаль, и были счастливы, как дети. Как счастливые дети. Перпендикуляр возникал, когда, освободившись от галлюцинаций, мы погружались в прозрачную глубину себя – без дна, – теряя ориентиры поверхности и направления. И тогда возникала…