Сайт Аркадия Ровнера

Сергей Петрушин — Духовный турист

Сергей Петрушин — Духовный турист

Долго сомневался, прежде чем взяться за описание произошедшего со мной. Слишком большая дистанция существует между фактическим описанием данной ситуации и ее внутренним содержанием. Очень часто фактическая сторона была, мягко говоря, неконвенциональной. Поэтому посторонними глазами она может восприниматься как что-то неприличное или унижающее. Но потом я решил написать таким образом, чтобы соединить внешние события и их внутреннее восприятие. А уж читатель пусть сам рассудит, что же это было.

Читать далее…

3 комментариве к “Сергей Петрушин — Духовный турист

  1. Ал-др Б.

    МАСТЕРА И ПОДМАСТЕРЬЯ, УЧИТЕЛЯ И УЧЕНИКИ
    Только что прочитав рассказ Сергея Петрушина «Духовный турист», сразу хочется поблагодарить Автора за живое, колоритное и, думаю, правдивое воспоминание (десятилетней давности) о его поездке в Ташкент и сближении с духовным учителем, мастером Мирзой. Рассказ этот в подробных комментариях не нуждается: вся история, очевидно, за прошедшие годы достаточно осмыслена и переосмыслена самим Автором, и он в тексте, особенно в последних абзацах, расставляет все точки над i — ну, или почти все… Пару «точек» я бы еще добавил, а главное, хочу «подтвердить» правдивость или, точнее, правдоподобность его истории по существу, хотя лично не знаком ни с Автором, ни с его Героем.

    Дело в том, что несколько лет назад мне тоже выпала судьба стать «духовным туристом» в далеких поездках на ритриты с итало-португальским мастером Гэндальфом. А он любил экзотические острова: в первый раз это был маленький тайский остров, во второй — огромный, но тоже малонаселенный Ольхон на Байкале. И сама обстановка эта, надо признать, тоже способствовала уединенному и интенсивному общению с Мастером всей нашей большой русско-итальянской группы. Правда, должен заметить, называние наших поездок (как у меня, так и у Сергея в рассказе) «духовным туризмом» слишком иронично. Гэндальф, например, называл «духовными туристами» тех, кто приехал на ритрит больше поразвлекаться, и даже «отчислил» пару капризных москвичек на Ко Пангане. В нашем случае, как и у Сергея, это было не развлечение (хотя простые радости жизни только приветствовались) — это было духовное ученичество. «Я вам не «мастер», — сразу заявил нам Мастер, — я ваш друг. НО если вы готовы учиться у Существования, я готов выполнять роль учителя». И он мастерски выполнял свою роль друга и мастера Жизни, беседуя с доброй сотней людей вместе и по отдельности по 16 часов в сутки (вот почему некоторые Учителя зарабатывали рак горла).

    Сравнивая образ Мирзы с образом и «уроками» Гэндальфа, я вижу много общего по существу и даже кое-что по стилю обучения-общения. Гэндальф всегда был искренен, откровенен, прям, а иногда и упрям в свой невинной прямоте. Иногда он бывал слишком напористым и мог казаться даже грубоватым, правда, не до такой степени, как Мирза. Зато в своем духовном учении, как адвайтист, ориентирующий на (само)познание Я, Гэндальф выступал крайне радикально. Его отличал и крайний антиклерикализм, антидогматизм, анти-авторитаризм. В полемическом задоре (на байкальском ритрите) он называл себя воплощением Христа и Антихриста в одном лице, а самого «Бога» (вернее, наших иллюзий «Бога») — самым большим,.. самым большим уб… Нет, у меня язык не поворачивается повторить это ругательство, даже если речь идет попросту о наших человеческих проекциях. Правда, годом раньше, в Таиланде мы с ним вдвоем стояли однажды ночью на берегу океана и говорили по душам, дошло и до Бога. Он не стал развивать тогда эту тему, сказав довольно патетично, что говорить со мной об этом будет смысл лишь через год-другой. И он был прав. Только сейчас, по прошествии нескольких лет (и после общения с несколькими учителями) я более-менее готов к подобному разговору. Как, кстати, и к разговору о самих Учителях, к которым я тоже отношусь, как к богам (как почитают гуру в великих индийских традициях). Правда, сами мастера, если они истинные учителя, обычно говорят, что есть только один Учитель — Бог или Жизнь. И настоящий ученик должен учиться прежде всего у Жизни, а также у настоящих учителей… и у плохих учителей, у детей и взрослых, у животных и у Природы вообще.

    Так вот, у разных учителей при всей разнице их стиля, не говоря уже о различиях учений и более важных измерений, есть и много общего по существу. Например, детски наивная цельность и естественная, невинная спонтанность, приписанная и Мирзе:
    «Хотя я уже почти привык к тому, что рядом с Мирзой всегда надо быть готовым к любому повороту событий. Чего у него было меньше всего, так это оглядки на других, подстройки под конвенцию, компромисса между своим желанием и желанием быть хорошим. Он как бы напоминал локальное стихийное бедствие, будто его поведение подчинялось каким-то другим законам, не общепринятым, а как бы природным, его внутренней природе. Чем-то он напоминал младенца, который точно знает, чего хочет, не оглядывается на других и остановить его в этом было невозможно. Не отвлечь, не задобрить, не запугать. Можно было только сдаться и подстроиться под него. Я тогда особенно прочувствовал старое изречение о том, что ребенок до года – это духовный мастер».

    Такая спонтанность, «таковость» — характерная черта мастеров, которые выступают прямым, непосредственным орудием Целого, «Бога, или Природы» (словами Спинозы). Правда, учителя как проявления и выражения божественной Воли и Силы, все-таки еще очень различаются по глубине Единства и высоте Знания, по широте и силе Любви, по чистоте Сердца-Духа…

    Однако, обо всем об этом я начинаю догадываться только теперь. Первого учителя не выбирают. Скорее, он «находит» (на) тебя, если ты готов к встрече, как к встрече с Богом в его лице. И это, по-моему, самое большое Счастье в жизни. Это как Обращение. Истинный мастер оборачивает тебя к самому Себе, своему собственному призванию, своей судьбе и на-ставляет тебя на путь истинный. Он может сказать, например: не ищи смысла вовне, жизнь без тебя не имеет никакого смысла, смысл жизни — в тебе самом, в твоем уникальном самовыражении и постижении самого себя… А если он не сказал каких-то самых важных для тебя слов, то будь он хоть семи пядей во лбу — это не твой учитель. И тогда от него нечего ждать. Самый верный и простой критерий — любовь. Если ты влюбился в мастера, значит у тебя с ним есть резонанс, и возникает канал для общения и понимания, невозможного без любви. А если нет такого канала, то и «имеющий уши не услышит», и надо «искать» другого учителя.

    Похоже, это случай Сергея, его опыт с Мирзой. С этого начинается рассказ: «Но вот какой парадокс. Я уверен, что это было одной из самых больших удач в моей жизни. Хотя, с другой стороны, осознанно ни за что бы туда второй раз не поехал». Этим же история и заканчивается: «Но если бы меня спросили, хочу ли приехать снова к Мирзе, скорее всего ответ был бы отрицательный. За одну поездку ощутить, что такое учитель учителей я смог, но учиться у этого человека?»

    Эта ситуация напоминает мне к тому же «духовный туризм» девочки Элли, Льва и Железного Дровосека из «Волшебника Изумрудного Города» (кстати, сам Автор называет Мирзу «великим и ужасным», как зовется и Волшебник в детской книжке). Сергей, подобно Льву, искал бесстрашия — и получил его с помощью Мирзы. Помог ли бы Мирза во «встрече с таинственным «самим собой», обретении «всепреобразующего» просветления» — это еще вопрос,.. но Сергей И НЕ ПРОСИЛ, и не спрашивал об этом. Тогда он еще не созрел до таких запросов, до самого себя, а учитель тоже не станет тянуть ученика за волосы, чтобы тот вырос. Ну, насколько мастер высок сам — это уже другой вопрос, а ученик обычно не в состоянии судить об этом. «Плох» тот учитель, однако, который не откроет ученику глаза на более высокие перспективы и широкие, беспредельные горизонты духа. А тот же Гэндальф помогал ученикам распахнуть глаза и открыть сердце в доверии к Жизни, за что мы всегда будем ему благодарны. Мне он, можно сказать, как Железному Дровосеку, «подарил» — раскрыл мое сердце.

    Между прочим, фигура мастера Мирзабая описана очень неоднозначно и более критически у Аркадия Ровнера — в 16-ой главе его замечательной «книги о друзьях» и наставниках «ВСПОМИНАЯ СЕБЯ» (2010). Интересно было бы сравнить это с описанием Сергея Петрушина. Однако панорамное полотно «Вспоминания» Ровнера, близкое по широте и по духу «Свидетелю» Беннетта и «Встречам» Гурджиева, требует, конечно, отдельного большого обзора.

    P.S. В тексте «Духовного туриста» попадаются опечатки: вместо черточки-дефиса не раз стоит — тире, в одном месте пропущено слово, а в двух-трех местах стоит не та буква. Желающие, «книжные туристы» (вроде меня) могут отправиться на их духовные поиски…

  2. Ал-др Б.

    БОЛЕЗНИ УЧИТЕЛЕЙ И ОТНОШЕНИЕ К НИМ В КОНТЕКСТЕ АДВАЙТЫ

    На страничке Сергея Петрушина после моего коммента в прошлом году появилась к нему реплика Евгения, которую я только заметил (уже не впервые замечаю, что не все комменты к одному посту собираются и дублируются на разных страницах):

    Евгений (цитируя мой коммент) on Май 6, 2015 в 14:11 said:

    «вот почему некоторые Учителя зарабатывали рак горла» Я думал учителя такими болезнями не болеют, не слышал ни про один случай.

    Отвечаю. Евгений, какими «такими» болезнями, онкологическими? Думаю, духовные учителя болеют теми же самыми болезнями, что и все «простые смертные» (хотя они духовно бессмертны). Я имел ввиду два случая рака горла у двух самых известных Учителей (адвайта)веданты: Нисаргадатты Махараджа (1897 — 1981) и Рамакришны Парамахансы (1836 — 1886).

    С этими болезнями связаны даже известные эпизоды, показывающие отношение святых и просветленных мудрецов к своим болезням. Сначала в 1884 г. Рамакришна сломал руку, что немножко заземлило его мистическое сознание и ежедневное богообщение с Матерью Кали. Физическая боль помогла ему еще полнее «наслаждаться красотой проявления, игрой (лилой) Океана вечности (Нитьи) в человеческой форме» (по свидетельству его ученика Махасайи). В 1885 г. обострилось «воспаление горла», которое мешало ему есть и говорить. Его ученики, конечно, очень переживали из-за того и другого. И тогда Рамакришна, никогда прежде ничего не просивший для себя, попросил Божественную Мать, чтобы она избавила его от болезни и он мог бы есть и говорить с учениками. Богиня Кали осталась непреклонна, показав еще раз его внутреннее единство со всеми и сказав своему почитателю-бхакту: «Посмотри сколькими ртами Ты ешь!»

    У Нисаргадатты была примерно такая же предсмертная болезнь. Это было уже на сто лет позже, в 1980 г. Он оставался, очевидно, равнодушен к своей болезни. И когда ученики уговаривали его обратиться к врачу, он принял и это, поддавшись им с полным равнодушием. Усилия двух или трех разных врачей не дали никакого результата. А ученикам он говорил что-то вроде того, что если Абсолют допустил болезнь этого тела, пусть он его и лечит (цитирую по памяти, не точно).

    Примерно так же, отстраненно относится к болезням и наш подмосковный адвайтист Армен Гегам, не раз говоривший на сатсангах: «Я тоже болею, мне тоже бывает больно, но я не страдаю от этого, потому что у меня нет чувства несправедливости из-за болезни. Я считаю это тело не своим, а прежде всего принадлежащим Богу, потому и болезнь не моя, и боль принадлежат Богу, а не мне. Когда у меня болит зуб, я тоже могу пойти к врачу, но не потому что я вступаю в борьбу с «несправедливо» посланной мне болезнью. Просто делается то, что должно делаться. У меня нет желания победить все болезни. И я, собственно, ничего не делаю. Все просто происходит. Приходит болезнь. Я иду к врачу или не иду. Болезнь уходит или не уходит. Все» (цитирую по памяти, но почти точно). Гегам, как всегда, лаконичен. Добавлю лишь, что его отношение к болезням и к жизни вообще, его безличное Понимание нечто большее, чем абстрактные философско-стоические рассуждения — оно имеет силу непосредственного, прямого вИдения факта того, что есть (о чем так долго говорили больш…ие Учителя, например, Джидду Кришнамурти), и спонтанного действия из этого видения, от момента к моменту.

    С уважением, Аз Бука (адвайты)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>