АРКАДИЙ РОВНЕР
Глава 2
Состояние — первые приближения
Отрывок из книги
«Секрет настоящей радости. Лёгкая субстанция состояний»

Мир не то, что он есть. Мир это то, что есть ты.

(Хай Д.¹ Из утренней почты)

Очерк словоупотребления

СОСТОЯНИЕ, Я, ср. 1. см. состоять. 2. Положение, внешние или внутренние обстоятельства, в кот. находится кто-что-н. В состоянии войны. С. погоды. С. здоровья. В состоянии покоя. 3. Физическое самочувствие, а также расположение духа, настроение. Больной в тяжелом состоянии. Обморочное с. Находиться в состоянии восторга. 4. Звание, социальное положение (устар.). Купеческое с. Лишение прав состояния. 5. Имущество, собственность. Ваша библиотека — целое с. Нажить с. Человек с состоянием. В состоянии с неопр. — о возможности делать что-н. Сейчас я не в состоянии читать.

СОСТОЯТЕЛЬНЫЙ, -ая, -ое; -лен, -льна. 1. Богатый, обеспеченный. С. человек. 2. Доказательный, обоснованный (книжн.). С. довод. // сущ. Состоятельность, -и, ж.

СОСТОЯТЬ, -ою, -оишь; несов. 1. (1 и 2 л. ед. не употр.), из кого-чего. Иметь кого-что-н. в своем составе. Роман состоит из двух частей. Бригада состоит из пяти человек. 2. (1 и 2 л. ед. не употр.), в чем. Иметь содержанием, сутью что-н. В чем состоят его обязанности. 3. кем-чем, в ком-чем. Пребывать, находиться (в качестве кого-н. или где-н., в составе кого-чего-н.). С. заведующим (в должности, в качестве заведующего). С. при командире. С. на чьем-н. иждивении. С. в запасе. С. в учениках. // сущ. Состояние, -я, ср. (к 3 знач.; устар.).

СОСТОЯТЬСЯ, -оюсъ, -оишься; сов. 1. (1 и 2 л. ед. не употр.). Произойти, осуществиться. Спектакль не состоится. 2. Стать кем-н. полноценным, оправдать возлагавшиеся надежды. Как поэт он не состоялся.

(Ожегов, Шведова. Толковый словарь русского языка. — М., 1995)



Состоянию человека трудно дать определение и еще труднее его градуировать. Тем не менее, мы прекрасно знаем разницу Состояний, в частности отличаем Состояния заботы, тоски, отчаяния от Состояний радости, покоя, воодушевления, подъема. Между этими крайностями мы можем выделить диапазон базовых Состояний.

Пробуждение человека ото сна без сновидений, то есть активизация сложнейшего агрегата его психики, можно уподобить включению компьютера. Теперь, когда компьютер включен, можно говорить о его Состоянии: о его свойствах, о качестве заложенных в нем и работающих программ, их функциональности, интенсивности и контроле области базы данных и области направленного внимания. Мы пользуемся словом Состояние, рассказывая людям о здоровье, переживаниях, делах, событиях и процессах.

В русском языке это слово имеет множество значений. Не запутаемся ли мы в них? Нам необходимо разобраться с многозначностью понятия «состояние».

Состояние это:

а) «вертикальные» состояния, то есть психологические состояния, определяемые с точки зрения их положения на вертикальной оси («Достижение высоких Состояний — цель всех духовных практик» или «Человечество находится в ущербном Состоянии»), включая сюда доминантные или базовые Состояния («Всю неделю Анна находилась в состоянии растерянности и тревоги») или («Он постоянно угрюм и раздражителен»);

б) характеристика физического самочувствия и здоровья («Больной находится в состоянии комы»);

в) характеристика объектов, дел, занятий, имущества («Состояние этой рукописи оставляет желать лучшего», или «Моя машина в хорошем состоянии», или «Я в состоянии купить эту квартиру», или «Он заработал огромное состояние»];

г) характеристика явлений и процессов («Состояние вулкана внушает тревогу», или «Страна находятся в состоянии хаоса», или «Этот маленький народ находится в состоянии вымирания»].
Можно заметить, что в приведенных случаях словоупотребления «состояние» является сравнительной качественной характеристикой субъекта, объекта или процесса, то есть определение или оценка «состояния» и его влияния на наши дела каждый раз ведется в диапазоне между «хорошим» и «плохим», «высоким» и «низким» и, как правило, предполагает внутреннюю градацию «состояний». В тех случаях, когда в определении Состояния нет намека на градацию или степень качества, в нем имплицитно⁸ содержится возможность других (не градуированных, а дополнительных] Состояний. «Этот маленький народ находится в состоянии вымирания», «При нагревании вода переходит в газообразное состояние» — противоположностью вымиранию является состояние этнического процветания, а наряду с газообразным состоянием воды известны два других.

Рассмотрим подробнее четыре перечисленные группы значений понятия «состояние», а именно:
  1. «вертикальные» состояния, включающие Базовый Диапазон Состояний;
  2. характеристика физического самочувствия и здоровья;
  3. характеристика объектов, дел, занятий, имущества;
  4. характеристика явлений и процессов.
В каком из значений этого понятия мы намерены его употреблять? Во всех, однако, настоящая работа преимущественно фокусируется на первых двух группах значений, а именно на психологических состояниях, определяемых с точки зрения их места на вертикальной качественной оси, и на устойчивых, или базовых, состояниях.

В первую очередь мы понимаем «Состояние» как вертикальную, или качественную, характеристику нашего субъективного пространства, то есть как определенное качество пространства наших желаний, ощущений, чувств, понятий и представлений. И здесь следует остановиться на различии между горизонтальными и вертикальными Состояниями.
Каждый человек имеет ограниченный набор базовых Состояний, таких как сон и бодрствование, алкогольная или наркотическая интоксикация, определенные мысли, представления, желания, воления, страхи, табу и т.п. Все эти Состояния располагаются в фиксированном диапазоне и являются для данного человека его «нормальными» Состояниями — здесь человек пребывает бо́льшую часть своей жизни, здесь он «у себя дома». В Базовом Диапазоне человек переживает свои обычные, стандартные Состояния.

В Базовом Диапазоне Состояний человек пользуется стандартным набором характеристик своего состояния, и его сообщения обладают очевидной ясностью и общезначимостью. Сложнее, когда человек находится в пограничном Состоянии или говорит о своих переживаниях и мыслях в пограничных состояниях. Эти Состояния часто называют измененными Состояниями. В этих состояниях ему труднее найти понимающего собеседника. Выходя из Базового Диапазона Состояний, человек вступает в область трансперсональных Состояний, что приводит к резкому расширению диапазона человеческого опыта. В этом случае возникают трудность передачи нового опыта и сложность его восприятия другими.

Имеется ли у «Состояния» антоним, то есть слово, несущее противоположное значение, как, например, слова «рай» и «ад», «небо» и «земля», «свет» и «тьма»? Состояние и что? Есть ли что-либо, что не опосредствуется Состоянием? Нет. Всякая реальность воспринимается и мыслится человеком в ключе того или иного Состояния. В этом смысле реальность есть функция Состояния: события и объекты зависят от Состояния субъекта. Они не могут оторваться от Состояний. Тяжелым Состояниям соответствуют тяжелые формы. Легким — легкие, летучие, радостные. У Состояния нет антонима. Все, о чем мы можем подумать и что мы можем воспринять и пережить, завязано на Состояниях.

Состоянию по ту сторону всех Состояний соответствует бесформенная вечность, или буддийский мир не-форм.

Остается добавить, что русское слово «Состояние» имеет эквиваленты в некоторых языках и не имеет в других. Немецким эквивалентом его является «Zustand», в то время как в английском языке у него нет адекватного эквивалента. Английские выражения «state of consciousness» и «inner state» схватывают лишь ограниченное значение этого понятия. Французский, испанский и итальянский языки дают аналогичные несовершенные кальки «е́tat», «estado», «stato». Арабский язык имеет техническое выражение «макам», означающее «стоянки» или «станции» на пути духовного восхождения. Украинский вариант этого понятия — «стан».

Традиционная система координат


Привычная для нас декартова система координат располагает объекты в однородном геометрическом пространстве неограниченного объема. Эта система координат обусловлена и ограничена формами восприятия действительности, соответствующими диапазону стандартных Состояний человека.

Напротив, традиционная система координат указывает на место этого диапазона стандартных Состояний человека в космической иерархии Состояний. Ниже этого диапазона располагаются Состояния негативные и аффективные; выше — позитивные трансличностные Состояния, которые в разных традициях имеют свои имена и градации. Высшая точка в этой иерархии, Абсолют, находится фактически вне ее, в иной качественной системе³, несопоставимой даже с самой высокой ступенью традиционной иерархии Состояний.

К этой иерархии принадлежит человек, занимающий в ней различные положения до и после описанного в Библии грехопадения. Грехопадение означало утрату человеком того высокого Состояния, которое ранее обеспечивало ему позицию «выше ангелов», а также — появление преграды («ангел с огненным мечом») между его прежним и его новым Состояниями. Преодоление преграды между падшим и истинным человеком и восстановление космического статуса человека не гарантируются одним лишь направленным усилием человека. Человек должен оказаться в потоке восхождения, вступление в который дает ему шанс на восстановление.

Падение человека в область низших Состояний означало резкое сужение сферы его существования, качества его восприятия себя и окружающего его мира, оскудение эмоциональной сферы и мышления. Домом для него стал теперь мир, соотносимый с его новым резко суженным, ущербным Состоянием. Иерархический космос древних традиционных учений, предполагавший причастность человека к тайнам материи и духа, стал для него мифопоэтической выдумкой певцов и сказителей бронзового века. Новый «космос», гнетущий бесконечностью космического пространства, мириадами мертвых звезд и межзвездной пылью без проблеска жизни духа и мысли, возник в результате его привязанности к «нормальному» Состоянию. Это знание отразилось в новых науках, появление которых принесло человеку новое рабство. Гетевский Фауст, стоявший в преддверии Нового времени, отвернувшись от древнего знания, нашел в себе только опустошенность и скуку. Этой безнадежностью пронизано все современное знание, раздробленное на тысячи дисциплин и не способное вытащить человека из «ужаса-существования»⁴.

Однако только такое знание возможно для нового человека с его сегодняшним диапазоном базовых Состояний.

В разных традициях имеются различные трактовки пропорции человеческих усилий и божественной благодати (высшей помощи) в процессе реализации человеческой миссии на Земле, однако каждый раз условием действенности усилий является достижение человеком высших Состояний и в результате этого — реализация его космической полноты и завершенности.

Истина знания и истина состояния


Есть два рода истин: истина знания, выражающаяся в утвердительных суждениях или формулах, и истина Состояния, определяемая качеством жизни человека. Знания человека, его представления о себе и о мире зависят от его Состояния, то есть определяются качеством его внутренней жизни, и не могут превосходить обозначенные им пределы.

Одним из главных предрассудков современности является представление об автономности знания от того, кто, когда и в каком Состоянии им владеет. В действительности знание также имеет характеристику качества, соответствующего реальному Состоянию знающего.

Качество — характеристика, счету и измерению не поддающаяся. Попробуйте определить цифровым коэффициентом качество стихотворения или музыки, качество сыра или вина. Об этих и многих подобных вещах мы можем судить лишь при помощи иносказаний, символов и условных обозначений. И все же мы постоянно сравниваем и определяем качество явлений, пользуясь для этого связанными с данным явлением измеримыми параметрами или просто интуицией. Однако сопутствующие измеримые параметры могут все же косвенно рассказать нам немного о качестве явления. Возникшая сто с небольшим лет тому назад психологическая наука, во всяком случае, человеческим Состоянием не занимается. В двух стоящих сегодня на прилавках московских книжных магазинов психологических энциклопедиях⁵ вообще отсутствуют статьи на тему «Состояние», хотя во второй есть статья «Настроение».

«Осел, который доставил вас к этим воротам, должен быть отослан, если вы хотите пройти через них», — это изречение касается знания, если человек пришел к мудрости через знание. Человек идет дальше знания.

Состояние и состояние сознания


Читающий или слушающий эти слова, в каком ты сейчас Состоянии? Доволен ли ты твоим Состоянием? Обладаешь ли ты ясным вниманием, спокойным умом, чистой совестью? Свободен ли ты от явной или подспудной тревоги? И, наконец: способен ли ты изменить свое Состояние? Если ты честно ответишь на эти все эти вопросы словом «нет», если ты давно уже стремишься стабилизировать свой внутренний мир, освободиться от угнетенности, от клеш (так в буддизме называются наши непрерывные эмоциональные и нравственные колебания), от разочарований, если ты, наконец, увидел, что в твоей жизни все сводится к тому, можешь ли ты по своему желанию достигать и удерживать добротную ясность и высоту Состояния, без которых невозможно твое благополучие ни в высших, ни даже в низших мирах, тогда этот текст для тебя. Читай, возражай, соглашайся и строй с его помощью или вопреки ему свою собственную метафизику Состояний. Итак, в путь! И пусть тебя ведет твой гений!

Есть еще одно условие, по которому отбирается читатель этой книги. Ты должен подвергнуть сомнению все религиозные и философские догмы и сказать себе ясно и твердо: это все не для меня. Дело не в том, что ты для них плох или они плохи сами по себе, а в том, что эти пути существуют для другого человеческого типа, для людей без инициативы, призванных следовать внешним догматам и указаниям. Ты должен будешь сам создавать для себя цели, сам давать себе указания, учиться и учить одновременно. Однако сначала вслушайся в идею работы с Состоянием. Идея такой работы лежит в основе всех религий и путей.

Я предлагаю определить «Состояние» как качество нашего субъективного пространства. То, что мы все обладаем субъективным пространством, самоочевидно. То, что у всех оно разное, — тоже очевидно. Остается показать, что одно пространство может качественно отличаться от другого и что это различие Состояний в свою очередь определяет мышление, эмоциональную сферу и поведение человека. Состояние человека в процессе художественного творчества явно отличается от Состояния человека, одержимого злобой и ненавистью, терзаемого гневом и завистью, болью и раздвоенностью. Речь идет о качественно разных Состояниях двух людей, даже если они не художники и не злодеи, а просто люди высокой и низкой душевной организации. Первых мы видим как людей просветленных и мудрых; вторых — как людей с омраченным внутренним миром. Но и один человек в разное время может находиться в различных Состояниях. С изменением качества нашего субъективного пространства в целом меняются и разные аспекты этого целого — мышление, эмоции и поведение.

Это утверждение сталкивается с каменной стеной предубеждений. В наш век уравнительных идеологий говорить о разном качестве внутренней жизни: качественно разных мотивах, эмоциях и идеях — это значит посягать на основу основ эгалитаризма. Все равны, законы писаны для всех, а тут появляется опасность новой стратификации — по качеству Состояния. Наши Состояния колеблются и все же тяготеют к некоторой стабильности, то есть собираются в некотором среднем диапазоне, который мы определяем как диапазон «нормального», или базового Состояния человека. В этом диапазоне можно провести пересекающую его воображаемую горизонтальную линию так называемого нулевого Состояния.

Речь идет не о состояниях сознания, а о Состоянии человека, то есть о качестве его субъективного пространства в целом. Состояния сознания (states of consciousness) — это калька, мало пригодная для описания всего нашего внутреннего пространства. Сознание — это только одна из частей, один из аспектов этого пространства. Наше субъективное пространство включает в себя не только сознание, но и чувства человека, то есть его влечения, страхи, ожидания, надежды и т.п., а также огромный мир его ощущений, восприятий, воображения, интуиции, снов и сверхчувственных переживаний. Также мы включаем сюда базовое ощущение своего существования и существования мира, которое выражается глаголом «быть». Называть все это «состоянием сознания» — значит неправомерно расширять границы понятия сознание, имеющего более узкое значение. Сознание — это область деятельности человеческого ума. Имеется еще подсознание и сверхсознание, и они находятся уже за пределами сознания. Понятие Состояние (Состояние человека, качество его внутренней жизни) охватывает весь объем нашей психической жизни, обладающей, как это давно заметили философы, непосредственной достоверностью для каждого человека.

Переписка с Фаридой Галеевой


Дорогой Аркадий Борисович!
Можно ли противопоставлять парадигмы Состояния и знания?
Элементарная структура Состояния и знания идентична — это информационные поля (по некоторым данным, энергоинфомационные), так что Состояние — это особый вид знания (непроявленное знание).
Нет ли терминологической нечеткости?

Фарида


Милая Фарида!
Вы задали серьезный вопрос: Состояние и знание. Нет, они не сводятся ни к информационному полю, ни к энергоинформационному. Состояние — это качество целостного, ни к какой структуре не сводимого пространства наших мыслей (в том числе и знаний) и чувств, то есть качество нашей психики как целого. Наша психика включается (рождение, пробуждение) и выключается (смерть, сон без сновидений), как компьютер. При включении появляется то, что мы называем словами «Я есмь» и что воспринимается нами непосредственно как наличное бытие (Dasein), то есть самоощущение бытия — до всяких мыслей и всякой информации и всякой деятельности. У этого непосредственного ощущения себя бывают разные качественные уровни. Есть базовый (обычный, «нормальный») уровень страдающего, спящего или погрязшего в грехах человека. А есть просветленный или близкий к просветлению уровень. Мы, спящие и грешные, тоже туда иногда выскакиваем, чаще всего сами того не сознавая, однако выход этот может и должен стать предметом сознательных усилий человека. На новом уровне весь багаж наших базовых горизонтальных знаний становится громоздким и неинтересным. Здесь появляется сверхзнание, или космическое сознание, а реальность открывает ему свой скрытый лик. Как сказал просветленный: «Пока я не достиг просветления, я носил воду и колол дрова, теперь, когда я достиг просветления, я ношу воду и колю дрова». Он забыл уточнить: теперь это другие дрова.
Искренне ваш,
Аркадий

Норма или сомнабулизм


Современный человек не задумывается о том, что в некоторых своих Состояниях он знает вещи так, а в других — иначе, что в одних Состояниях он может сделать столько и так, а в других — значительно больше и лучше или — и меньше и хуже. Он не задумывается о том, что откровения мировых религий и великих памятников мировой культуры несут в себе иные Состояния, значительно превосходящие «нормальный», среднестатистический уровень. Для него, собственно, это и не так, ибо он научился «опускать» откровенья религии и высокого искусства до уровня моралистических прописей и эстетических клише. Для современного человека очевидно, что все люди, как и он сам, постоянно пребывают в «нормальном», или среднестатистическом Состоянии, а те, кто временно оказывается в ином неизвестном или неконтролируемом Состоянии, нуждаются в психологической «коррекции».

Между тем становится все более очевидным, что так называемая «норма» приводит к резкому снижению качества жизни и к массовому производству посредственностей. В частности, такие «нормы» пропагандирует телевидение, с помощью которого «кукловоды» навязывают миллионам ценности и формируют стандарты.

«То, что принято называть нормой, есть усредненная психопатология», — писал в 60-х годах прошлого столетия известный американский психолог Абрахам Маслоу⁶. Среднестатистическое «нормальное» Состояние стало сегодня неким заниженным психологическим стандартом, с рождения навязываемым каждому члену общества. «Большинство людей пребывает в каком-то бодрственно-сонном или сомнамбулическом Состоянии, — пишет Франклин Меррелл-Вольф⁷, — некоторые проводят много жизней; вообще не выходя из этого Состояния. Это фактически какой-то гипнотический сон, и подлинная проблема религии — не спасение человеческих душ от зла, а дегипнотизация ума». «Такое Состояние, — утверждает он далее, — характеризуется свойством, которое можно назвать "затуманенностью”, или "помраченностью”». В нем ослабевает способность к различению, недостает твердости воли. Это может быть Состоянием сонного блаженства, но не Состоянием освобождения. Среди проблем, стоящих перед современным человечеством, если оно намерено двигаться к освобождению, Меррелл-Вольф ставит на первое место не проблему зла, а проблему сомнамбулизма.

В этой связи важнейшим становится вопрос: как одолеть «норму», как помочь развитию индивида и общества?

Ограниченная древняя мудрость


Правители современного мира научились навязывать людям свои стереотипы мышления, препарированные и расфасованные для потребителя, связанного ограниченным диапазоном Состояний. Они стремятся к размыванию традиционных культур Востока, имплицитно содержащих в себе идею иерархии Состояний, и ориентированы на включение этих цивилизаций в глобальную сеть, которая полностью лишена этого существенного измерения. Современный Восток — это чересполосица модернизма и фундаментализма, в которой традиционные формы культивации Состояний законсервированы в религиозных и мистических структурах.

Однако все эти цивилизации с рудиментами памяти о путях культивации Состояний значительно ослабляют свои позиции неспособностью слышать друг друга, соотносить свои принципы и находить общие черты своих вековых духовных практик. Мудрость каждой из них оказывается семантически непрозрачной и исключающей соседние, и это становится серьезным препятствием для непредвзятых искателей универсальной истины. Сокровищницы древней мудрости остаются едва ли востребованными по причине неоправданной усложненности кодов и неразборчивости дорожных указателей. Энтузиазм относительно них остывает в связи с их семантической закрытостью и по причине их нетерпимости друг к другу.

Замкнутая древняя мудрость ставит еще один вопрос: о нашем принятии или непринятии древних учений, будь то суфизм, алхимия, каббала или христианская мистика. Культурная и историческая ограниченность делают их святыни сегодня скорее объектами почитания, нежели инструментами, пригодными для духовного прогресса и интерпретации духовного опыта. Потому, отдавая им должное, мы ставим перед собой и решаем две актуальные задачи: практическая работа с Состояниями и поиск новых средств выражения Вечной Истины, соответствующих новым историческим и культурным обстоятельствам.

Великая лестница состояний


Существует иной подход к задаче духовной трансформации, лежащей в основе великих традиций Востока и Запада, подход, основанный на осознании общности существенных аспектов этих традиций. Все эти традиции единодушно разделяют идею иерархии Состояний.
«Идея Великой Лестницы Бытия, — утверждает Артур Лавджой⁹ в своей книге, изданной в 1936 году¹⁰, — была ведущей официальной философией бо́льшей части цивилизованного человечества большую бо́льшую часть его истории». Все великие традиции — от шумерской до египетской, от даосизма до суфизма, от конфуцианства до гностицизма — были основаны на той или иной версии этой философии. Однако эти традиции, будучи слишком тесно сросшимися со своими историческими и культурными формами, не могли и не хотели признавать существование коррелятов идеи разных уровней Состояний и в других традициях.

Великая Лестница Состояний представлялась сторонникам древним традициям как иерархия, как цепь и как система концентрических окружностей от самой высокой до самой низкой, от самой широкой и всеобъемлющей (космос) до самой малой и неделимой (атом). Каждое звено, каждый уровень или каждая окружность оказывались частью бо́льшей системы и в то же время — целыми по отношению к своим частям. Каждая система включала в себя меньшую и включалась в большую. Бо́льшая представляла собой следующий шаг развития по сравнению с меньшей. По мере развития и перехода системы на новый высший уровень оставленный уровень становился подчиненным и служебным.

Вершина иерархии — это уровень, трансцендирующий всю иерархию. Все традиции согласны с тем, что в нашем «нормальном» Состоянии мы не можем иметь относительно этой вершины никаких идей, ибо она превосходит все наши идеи, и потому в буддизме этот уровень обозначен как «Ничто», а в трех западных религиях — как Абсолют или Абсолютный Дух. Эта инстанция так или иначе порождает Великую Лестницу Состояний, проявляет себя на всех ее ступенях и инициирует непрерывный процесс нисхождения-восхождения, инволюции-эволюции. В то же время Дух, имеющий в разных традициях различные наименования, трансцендентен всей лестнице в целом и каждой ее ступени в отдельности, и он же им имманентен¹¹. Это создает противоречие, неустранимое для знания, опирающегося на среднестатистическое базовое Состояние.

Человек, согласно этой древней философии, занимает вполне ограниченное место в этой иерархии, однако потенциально содержит в себе способность расширять свои владения, выходя за пределы искусственных ограничений и возвращая себе позицию, полученную им изначально и утерянную впоследствии. Центральная идея всех великих традиций: человек может подниматься по ступеням Великой Лестницы Состояний вплоть до ее высшей ступени. Как свидетельствуют Священные тексты, иерархия творения, рассматриваемая «сверху», — это иллюзия и божественная игра, майя и лила, и в то же время занимаемые нами ее ступени — эта наша опорная реальность, какой мы ее воспринимаем из нашего базового Состояния. О других ступенях и о целом в этом Состоянии мы можем только гадать.

Что такое состояние?


1. Сказать, что Состояние — это качественная характеристика индивидуального психического пространства (психики, «души»), недостаточно, так как такое определение упускает из виду связь между внутренним миром человека и внешним миром. А между тем эта связь является выражением их онкологической неразделимости — это одна Реальность, которую человек разделил в своих некачественных Состояниях на субъективную и объективную. Поэтому Состояние вернее определять как качественную характеристику различных ступеней Реальности. Однако такое определение ведет нас к вопросу о градациях Реальности (и градации Состояний как аспекта Реальности).

Что делает одно Состояние выше другого? Что побуждает нас стремиться к высоким Состояниям, то есть — к высшим уровням Реальности? Идет ли речь о более сложных и совершенных организациях Реальности или, напротив, об изяществе, грации, спонтанности, красоте, простоте, или — о жертвенности, сострадательности, благоволении, благородстве — настолько убедительных и очевидных, что наш выбор невольно обращается к этим сущностям, к этим формам? Возможно, в самой Реальности существует противоток — от высокого к низкому и от низкого к высокому. И человек, находясь одновременно в двух встречных потоках, оказывается поочередно захвачен одним из них либо попадает в ломающий и губящий его водоворот.

2. Кроме того, понятие «Состояние» оказывается сопряженным с такими понятиями, как «осознание» и «переживание», и требуется кларификация¹² их взаимоотношений для избегания терминологической путаницы и смешения. Очевидно, осознание своих Состояний присутствует в некоторых Состояниях и отсутствует в других. Человек может «потерять себя» как в низких, так и в высоких Состояниях, и это может означать либо то, что данное Состояние не фиксируется сознающим вниманием, либо то, что оно имеет место в таком диапазоне Состояний (Реальности), который не может быть «схвачен» человеческим сознанием. В этом же смысле не любое Состояние «переживается» человеком. Бо́льшая часть Состояний может остаться для него невидимой по причине незначительности этих переживаний в его системе ценностей. Особое место занимают «высокие переживания», или «переживания высоких Состояний», которые могут как запущенная в небо сигнальная ракета укрепить путника, осветив предстоящий ему путь восхождения.

3. «Состояние» отвечает на вопрос «какое?». Это кардинальный вопрос о человеке, и приблизительные (из-за неточности вербальных характеристик) ответы на него звучат как спокойный, добрый, раздражительный, свирепый, наглый, жизнерадостный, щедрый, экстатичный, жертвенный и т.п. Мы говорим здесь о качественных характеристиках человека, о субстанции его психического поля. Даже когда мы не наделяем человека подобными вербальными характеристиками, на основании тех или иных его интуитивно воспринятых качеств мы тянемся к нему или отстраняемся от общения с ним. Таков он, и такова реакция на него.

Другой ряд характеристик будет предложен, если вопрос «какое?» отнесен к Состоянию окружающего мира. Речь идет об устойчивых качественных характеристиках человека и мира, хотя характеризуется прежде всего психическое пространство, в котором преломляется и которым определяется картина реальности. Космос и отдельные его части несут в себе эти и другие качественные характеристики своего рефлексивного субстрата — объективную шкалу качеств, которая неизмеримо превышает человеческий диапазон Состояний. Можно рассматривать Космос как огромную лабораторию Состояний, где идут непрерывные процессы возгонки и падений и где баланс решается каждой его составляющей. То, как мы смотрим На Космос и каким он является нашему взору (каким, в частности, он является автору), зависит от нашего места на шкале Состояний.

4. И последнее замечание к определению понятия Состояние. Мы говорим о часто меняющихся Состояниях человека, о подвижной кривой его Состояний. И это вполне устоявшееся употребление этого слова. Однако график таких изменений у каждого человека имеет вполне ограниченный диапазон, из которого человек практически не выходит. Этот устойчивый диапазон Состояний (устойчивая характеристика человека с теми или иными индивидуальными доминантами) будет удобнее определять как Состояние с заглавной буквы, чтобы отличать его от непрерывно меняющихся Состояний, которые также именуются настроениями.

Парадокс рассуждений о состояниях


Парадокс рассуждений о Великой Лестнице Состояний в следующем: если представить себе шкалу Состояний как сторону бесконечно высокой пирамиды или горы, достижение ее вершины невозможно, ибо вершина находится в бесконечности. Однако история человеческой цивилизации говорит нам о немногочисленных прецедентах такого достижения.

Рассматриваемая модель осложняется двумя соображениями. Первое: движение идет не по количественно однородной траектории, а по качественно неоднородному маршруту. Каждый новый отрезок пути и, соответственно, каждая новая «стоянка» означают появление нового качества, что делает высшие участки пути и «стоянки», фиксирующие прохождение этих участков, непредставимыми и неописуемыми «снизу». Путнику приходится полагаться на крайне редкие карты пути и крайне сложные методики восхождения. Парадокс усугубляется утверждением хадиса¹³, заявляющего, что вершина бесконечной пирамиды находится от человека на расстоянии толщины кожуры финика, то есть вершина бесконечно близка к человеку. Иисус также говорит, что «Царство Божие внутри нас», то есть ближе к нам, чем мы сами. Что же стоит на пути человека, стремящегося постичь свою глубину?

Человек обладает некоей глубинной сущностью, которую его сознание не «схватывает». Это его духовный прообраз, египетское КА, ангел-хранитель, «перманентное Я» Гурджиева, «шушупти» йогов и т.д. Сознание человека останавливается перед этим явлением, обозначаемом в западной традиции понятием «Дух», как путник, дойдя до океана, останавливается на берегу, не в силах его одолеть.

Для постижения «Духа» человеку требуется трансформация сознания, рождение (или пробуждение) высшего сознания, а для этого ему необходимо «сдать» свое знание и вдобавок — свою волю. Это высшее постижение иногда называют Интеллектом, противопоставляя его разуму, рассудку или здравому смыслу. Р. Генон¹⁴ пишет в этой связи об интеллектуальной интуиции, а Г. И. Гурджиев — о высшем интеллекте.

Вот что говорит по этому поводу, отвечая на вопрос своего студента, Д. Г. Беннетт:
«Вы говорите об очень важном обстоятельстве, которое практически невозможно выразить словами. Нельзя проникнуть в духовный мир при помощи акта сознательности. Долгие годы я не понимал этого. Я помню, как часто я приходил к полной пустоте, видел только пустую темноту и удивлялся, почему ничего не получалось. Мне колоссально помогли разобраться в этом вопросе беседы с Шивапури Бабой¹⁵... Он говорил с позиции непосредственного опыта, в чем я ни на йоту не сомневаюсь. Превыше всего остального он ставил «Знание Бога». Безусловно, он имел в виду не то знание, к которому можно прийти посредством Разума. Он говорил о Высшем даре Интеллекта».

«Трудность понимания духовного мира, — продолжает Беннетт, — вызывается тем обстоятельством, что при рассуждении о нем субъект и объект, наблюдающий и наблюдатель, сливаются. Такой же характер имеют трудности, связанные пониманием феномена Состояния. Как бы мы ни старались отделить рассуждающего о Состоянии от его Состояния, мы неизбежно приходим к неразрешимому противоречию: рассуждение зависит от Состояния рассуждающего и не может быть объективным. Именно в глубине субъективности скрывается ключ к единству объекта и субъекта».

Возможна ли философия состояний?


Человек несет в себе спектр Состояний, который разворачивается в процессе его жизни. Спектр этот ограниченный, и поэтому мы можем говорить о диапазоне, в котором он раскрывается. Но существуют Состояния за пределами среднечеловеческого диапазона: подчеловеческие и надчеловеческие. Откуда мы об этом знаем? Об этом свидетельствует наш культурный опыт, запечатленный в философии, религии, искусстве, истории, науках. Лестница Состояний выводит за границы среднечеловеческого диапазона и тем более диапазона Состояний отдельного человека.

Итак, Состояние психологически предшествует «вещи», «жизни», «восприятию» и «знанию». Все это накладывается на то или иное Состояние человека. Философствование по поводу Состояния зависит от Состояния, в котором оно совершается, и потому должно с него начинаться. Также оно должно иметь в виду лестницу Состояний и не обманываться насчет своей локализации на ней.

Спросим: как возможно понимание Состояний? Понимание зависит от Состояния человека, ибо Состояние образует ту первичную реальность, вырваться из которой невозможно ни мысленно, ни физически. Потому Состояние с трудом поддается интерпретации, анализу и синтезу — помимо прочего, все эти операции искажают само Состояние. Понимание Состояния ведет к его «объективаций», то есть созданию понятий или образов, которыми человек обозначает и в которых узнает и признает свое Состояние и Состояние других людей.

Любая философия основывается на переживании определенных жизненных Состояний, их объективации и интерпретации. Марк Аврелий¹⁶, Монтень¹⁷, Эмерсон¹⁸, Ницше¹⁹, Метерлинк²⁰, Дильтей²¹ являются философами жизни. Однако, по признанию Дильтея, «жизнь» трудно «схватывать» в понятии, ибо она не поддается интерпретации, анализу-синтезу и вообще интроспекции. Есть философы бытия: атомов, апейрона²², эйдоса²³, воды, воздуха, огня, жизненного порыва, Абсолютного Духа, Единого и т.п. Есть философия небытия, созданная Гаутамой Буддой. Но нет философии Состояний. Нет и не было в прошлом философий Состояния. Исключение, возможно, составил Феодор-атеист²⁴, ученик ученика Сократа Аристиппа²⁵. В отличие от Аристиппа, Феодор учил, что высшее благо — не наслаждение, ибо оно неизбежно связано со страданием, а постоянное радостное Состояние души.

Возможна ли философия Состояний? Представляла бы она собой некоторую ценность? Это зависит от того, в каком бы она создавалась Состоянии и к какому Состоянию стремилась.

Что такое постоянное радостное Состояние души? Высшая ценность, высшее благо? Тогда отсутствием блага, «неблагом» или «антиблагом» были бы такие низкие Состояния, как омраченность, страдание, боль. Человеческая жизнь проходит в диапазоне колебаний от низших до высших Состояний. Может ли человек достичь постоянного радостного Состояния души? Согласимся, что, по крайней мере, он может к этому устремиться. Он определенно в состоянии достичь сбалансированного Состояния за счет самоконтроля. Некоторые восточные этические учения уверенно ведут человека к преодолению «клеш» — то есть перепадов Состояний, — к отказу как от радости, так и от страдания.

Известно одно: человек может наблюдать за своими Состояниями и до некоторой степени ими управлять. И в этом смысле он способен познавать свои и чужие Состояния в пределах, которые определяет его собственное Состояние. За этими пределами он может только «философствовать» о Состоянии и Состояниях вообще. Но в таком философствовании мало ценности.
Однако особую трудность представляет задача классификации уровней Состояний. Эта трудность также связана с ограничением возможностей распознания уровней Состояний за пределами реального диапазона Состояния конкретного человека. Распознаваемыми на основании объективных или субъективных критериев оказываются Состояния в диапазоне, который не может превосходить диапазон Состояний данного человека.

Об уровнях состояний


В первом приближении мы можем говорить о трех уровнях Состояний: омраченном, нулевом и озаренном, или, соответственно, о Состояниях –1, 0 и +1. Эти три уровня Состояний человек способен фиксировать сознанием, однако он может находиться в них, их не осознавая. Каждое из этих Состояний создает для себя подходящую для него логику самооправдания: «я мрачен (гневен, раздражен, несчастен, угрюм, уныл и т.п.), потому что...», «я радостен, потому что...», «я нейтрален, потому что...» Однако вовсе не этими аргументами вызвано и поддерживается то или иное Состояние. Оно обусловлено степенью организованности внутренней жизни человека, то есть качеством его внутреннего пространства.

Бытие и состояние


Состояние и знание — это непривычное сочетание предстает перед нами наряду с привычной гурджиевской парой: бытие и знание. Представляется убедительной мысль Гурджиева о том, что нельзя ничего знать об уровне сложности чего-либо, превосходящем уровень бытия познающего. Нельзя познать истину, не став ею, говорят в унисон все религиозные и мистические учения. Точно также нельзя судить о Состоянии более высоком, чем Состояние судящего. Тем не менее, можно стремиться к более высокому Состоянию, обеспечивающему более высокое знание. Человек, стремящийся к Состоянию святости и достигнув его, поднимается на эту ступеньку бытия и может иметь знание, соответствующее ступени святости. Но нельзя пытаться получить это знание, оставаясь в «нормальном», или базовом, Состоянии. Высшее знание хорошо себя защищает. Если это знание выкрасть или добыть незаконным способом, то получается как в сказках и в жизни, когда сила, полученная неправедным путем, обрушивает на человека шквал несчастий и испытаний.

Аналогично обстоит дело и с Состояниями вдохновения, прозрения или экстаза, которые невозможно взять штурмом или обманом. Фактически Лестница Состояний и Лестница Бытия — это одна и та же лестница.

Человек воспринимает «Состояние» как качество своего «я», как плоскость или платформу, на которой он стоит (наличествует, находится) и состоит (пребывает вместе с другими существами). Отметим, что на высших ступенях Состояний это «я» способно расширяться до надличностного (трансперсонального) «Я», то есть Планетарной или Божественной Самости, а затем — и до Чистой и Изначальной Самости (Атмана). Веданта трактует это следующим образом: Чистая и Изначальная Самость спускается до самого дна иерархии Состояний, и она же поднимается по ступеням Состояний, проявляя себя на всех уровнях в соответствующих этим уровням формах. Спускаясь, она отчуждает себя, поднимаясь — возвращается ко все более истинной форме себя.

Состояние отвечает на вопрос «какое?», бытие — на вопрос «что?» Состояние может быть выше или ниже, однако оно всегда есть (человеческое «я» всегда находится в некотором определенном внешнем или внутреннем контексте). Бытия может быть больше или меньше, оно может быть или не быть (когда человек, раздробленный на множество своих моментальных аспектов, «умер», «спит» или «отсутствует»). Бытие человек воспринимает как констатацию наличия: «я есть», «ты есть», «он, она, оно есть» и как констатацию уровня духовной эволюции: «человек номер 5», «человек номер 6», «человек номер 7». Первое истолкование этого понятия принадлежит классической философии (Бытие Парменида²⁶), второе предложено Г. И. Гурджиевым в 10-е годы XX столетия. И оба этих значения, накладываясь друг на друга, образуют сегодня основное наполнение этого понятия. У него есть еще один смысл, предложенный тем же Гурджиевым, а именно: целостности и единства «Я» в противовес его раздробленности на множество конфликтующих маленьких «я», или «калифов на час». В этом крайне некачественном Состоянии мы едва ли можем утверждать факт чьего-либо «бытия». Человек «воскресает», «пробуждается» и «рождается» когда выходит из небытия расщепленности и способен свидетельствовать: «Я есмь» ²⁷.

Таким образом, два понятия — бытие и Состояние — различаются по тому, как и откуда мы на них смотрим. Когда мы глядим изнутри и видим внутренний ландшафт, внутренние пленэры, «небо» и «землю» своего «я» (или представляем себе внутреннюю картину чужого), это — Состояние. Когда же мы пытаемся быть объективными и судим о наличии, уровне или о целостности нашего внутреннего или чужого «я», мы говорим о бытии ²⁸.

Качество нашего знания зависит от нашего Состояния. Увеличение знания того же самого качества не влияет на Состояние и не приносит никакой пользы, напротив, по словам П.Д. Успенского, «чем больше вы получаете знаний, тем вы становитесь хуже». Успенский поэтому не одобрял вопросы о том, что такое бытие, то есть не стремился формировать у своих слушателей знание об этом предмете и на нем успокаиваться. Он отвечал на эти вопросы с едва скрываемым раздражением: «Вместо того чтобы искать определения, пытайтесь лучше находить иллюстрации. Бытие человека — это все, что он собой представляет. В бытие входит много вещей. Вы можете быть более сознательным или — спящим, более разбросанным или — цельным, более заинтересованным в одних вещах и менее — в других, вы можете больше или меньше лгать, не любить ложь или лгать без смущения, быть более или менее последовательным... Для того чтобы изменить наше бытие..., мы должны сначала осознать и понять наше теперешнее Состояние». Совершенно очевидно, что Успенский, учитывая неподготовленность большинства своих слушателей, сдерживает себя, чтобы не сказать: «Эти идеи даны вам для того, чтобы вы изменили свое Состояние, а не для того, чтобы вы присовокупили полученное знание к вашему интеллектуальному багажу». Именно таков призыв Иоанна, крестившего иудеев на Иордане («Покайтесь!», то есть «Изменитесь!»), Будды («Освобождение возможно!»), а также Иисуса, Конфуция, Лао-цзы, Рамакришны²⁹ и других великих учителей человечества. Этот же импульс — отказ от прений относительно недостигнутых уровней бытия — лежит в основе работы по культивации Состояний.

Климат и погода


Состояние человека можно сравнить с климатом, а настроение — с погодой. Климат меняется очень медленно, погода — быстро и часто. Климатические изменения метеорологи могут вычислить на столетия вперед: настолько устойчив климат. На погоду метеорологи научились как-то влиять, например расстреливая облака из пушек. Климат изменить трудно, разве что ковровыми бомбардировками территории врага. Но такое изменение вряд ли входит в расчеты тех, кто эти бомбардировки заказывает. Также Состояние и настроение.

«Делай настроение!» — написано на одном из развешанных по Москве плакатов баночных слабоалкогольных напитков. Настроение можно «сделать», для этого нужно с кем-то встретиться, куда-то поехать, услышать приятное известие. Точно также можно и испортить настроение. «Сделать» Состояние нелегко.

Климат зависит от таких постоянных и пока еще независимых от человека факторов, как широта и долгота местности, близость гор или водоемов, тенденции движения облаков и пр., а Состояние человека зависит от его непосредственного окружения, проекта его жизни, совпадения его основных устремлений с тенденциями его эпохи и т.п. Однако в первую очередь оно зависит от качества его жизни, глубины его пребывания, независимости от меняющихся обстоятельств жизни, от его причастности к сущностному потоку — Дао, то есть факторов, которые могут стать объектами контроля и направленных воздействий человека. Работа с Состоянием предполагает квалифицированное внимание к этим и подобным относительно постоянным условиям его существования.

Работа с состоянием


Работа с Состоянием основана на непрерывном внимании к собственному внутреннему пространству, к его качественным характеристикам. Речь идет и о систематическом наблюдении и изучении его, и об оперативных мгновенных «снимках» качества внутреннего пространства.
Работа с Состоянием предполагает создание контекста работы, соответствующего конкретным характеристикам задачам каждого данного человека.

Работа с Состоянием предполагает определение проекта жизни в целом и — конкретного текущего периода: года, месяца, недели и дня.

Работа с Состоянием строится как экспедиция, в которой каждый человек сам определяет свою роль ведущего или ведомого. Ведущий задает параметры экспедиции: направление, цель, хронологию, правила и условия. Ведомый принимает заданные условия и требования и добросовестно их соблюдает; имея в виду всегда открытые для него возможности выйти из данной экспедиции и инициировать собственную экспедицию.

Центральный элемент работы с Состоянием — это индивидуальный проект, который инициируется, принимается и разрабатывается участником экспедиции. Проект может быть аспектом экспедиции, а может индивидуальной экспедицией человека.

Важнейшие составляющие работы с Состоянием это инициатива, такт и плата. Каждый заинтересованный сам определяет содержание этих трех элементов работы, сообразуясь с общим контекстом работы.

Важным элементом работы с Состоянием является эйдетическая дружба – дружба во имя работы. Важнее обрести друга, чем наставника. Дружба укрепляет и углубляет контекст работы.

Афоризмы


Состоянию человека трудно дать определение и еще труднее его градуировать. Тем не менее, мы прекрасно знаем разницу Состояний, в частности отличаем Состояния заботы, тоски, отчаяния от Состояний радости, покоя, воодушевления, подъема. Между этими крайностями мы можем выделить диапазон базовых Состояний.

Каждый человек имеет ограниченный набор базовых Состояний, таких как сон и бодрствование, алкогольная или наркотическая интоксикация, определенные мысли, представления, желания, воления², страхи, табу и т.п. Все эти Состояния располагаются в фиксированном диапазоне и являются для данного человека его «нормальными» Состояниями — здесь человек пребывает бо́льшую часть своей жизни, здесь он «у себя дома».

Есть два рода истин: истина знания, выражающаяся в утвердительных суждениях или формулах, и истина Состояния, определяемая качеством жизни человека. Знания человека, его представления о себе и о мире зависят от его Состояния, то есть определяются качеством его внутренней жизни и не могут превосходить обозначенные им пределы.

«Осел, который доставил вас к этим воротам, должен быть отослан, если вы хотите пройти через них», — это изречение касается знания, если человек пришел к мудрости через знание. Человек идет дальше знания.

Среднестатистическое «нормальное» Состояние стало сегодня неким заниженным психологическим стандартом, с рождения называемым каждому члену общества. «Большинство людей пребывает в каком-то бодрственно-сонном, или сомнамбулическом, Состоянии, — пишет Франклин Меррелл-Вольф,— некоторые проводят много жизней, вообще не выходя из этого Состояния».

Сокровищницы древней мудрости остаются едва ли востребованными по причине неоправданной усложненности кодов и неразборчивости дорожных указателей. Энтузиазм относительно них остывает в связи с их семантической закрытостью и по причине их нетерпимости друг к другу. Великая Лестница Состояний представлялась древним традициям как иерархия, как цепь или как система концентрических окружностей от самой высокой до самой низкой, от самой широкой и всеобъемлющей (космос) до самой малой и неделимой (атом). Каждое звено, каждый. уровень или каждая окружность оказывались частью большей системы и в то же время — целым по отношению к своим частям. Каждая система включала в себя меньшую и включалась в большую.

Центральная идея всех великих традиций: человек может подниматься по ступеням Великой Лестницы Состояний вплоть до ее высшей ступени.

Парадокс рассуждений о Великой Лестнице Состояний в следующем: если представить себе шкалу Состояний как сторону бесконечно высокой пирамиды или горы, достижение ее вершины невозможно, ибо вершина находится в бесконечности. Однако история человеческой цивилизации говорит нам о немногочисленных прецедентах такого достижения.

Состояние психологически предшествует «вещи», «жизни», «восприятию» и «знанию». Все это накладывается на то или иное Состояние человека. Философствование по поводу Состояния зависит от Состояния, в котором оно совершается, и потому должно с него начинаться.
Высшее знание хорошо себя защищает. Если это знание выкрасть или до6ыть незаконным способом, то получается как в сказках и в жизни, когда сила, полученная неправедным путем, обрушивает на человека шквал несчастий и испытаний.

Состояние человека можно сравнить с климатом, а настроение—с погодой. Климат меняется очень медленно, погода — быстро и часто. На погоду метеорологи научились как-то влиять, например расстреливая облака. Климат изменить трудно.

Работа с Состоянием основана на непрерывном внимании к собственному внутреннему пространству, к его качественным характеристикам. Работа с Состоянием предполагает определение проекта жизни в целом и — конкретного текущего периода: года, месяца, недели и дня.

Работа с Состоянием строится как экспедиция, в которой каждый человек сам определяет свою роль ведущего или ведомого.

Важнейшие составляющие работы с Состоянием — это инициатива, такт и плата. Каждый заинтересованный сам определяет содержание этих трех элементов работы, сообразуясь с общим контекстом работы.

Важным элементом работы с Состоянием является эйдетическая дружба — дружба во имя этой работы.
  1. Джон Хай (род. 1957) — американский поэт, писатель, переводчик. — Ред.
  2. Здесь именно «воления», а не «волнения». Воление суть проявление человеком силы воли в той или иной жизненной ситуации. — Ред.
  3. Г. И. Гурджиев утверждал, что в мире Абсолюта действует только один закон — воля Абсолюта. — Авт.
  4. Термин Г. И. Гурджиева. — Авт.
  5. 1) «Психологическая энциклопедия» Корсини и Ауэрбаха; 2) «Популярная психологическая энциклопедия» Сергея Сепанова. —Авт.
  6. Абрахам Маслоу (1908 – 1970) – известный американский психолог, основатель гуманистической психологии. Широко известна «Пирамида Маслоу» - диаграмма, иерархически представляющая человеческие потребности. — Ред.
  7. Франклин Меррелл-Вольф (1887-1985) — американский философ, математик, мудрец и мистик. Здесь автор цитирует фрагмент из книги Franklin Меггеll-Wolff. Pathway Through to Sрасе. — New York, 1973 («Пути сквозь Космос», Нью-Йорк, 1973 г.). — Ред.
  8. То есть неявно. — Ред.
  9. Артур Онкен Лавджой (1873-1962) — американский философ и историк идей. — Ред.
  10. Lovejoy Arthur. The Great Chain of Being. — Cambridge, 1964 (Артур Лавджой. «Великая цепочка бытия», Кэмбридж, 1964, впервые издана в 1936 г.; в России вышла в свет в 2001 г. в издательстве «Дом интеллектуальной книги»). — Авт.
  11. То есть внутренне присущ. — Ред.
  12. Кларификация — уяснение существа вопроса, очистка его от неясностей. — Ред.
  13. Хадис — предание о словах и действиях пророка Мухаммада, затрагивающее разнообразные религиозно-правовые стороны жизни мусульманской общины. — Ред.
  14. Рене Жан-Мари-Жозеф Генон (1886-1951) — французский философ, автор трудов по метафизике, традиционализму, символизму и инициации. — Ред.
  15. Шри Говиндананда Бхарати (1826-1963) — индийский йог, духовный учитель и путешественник. — Ред.
  16. Марк Аврелий Антонин (121-180) — римский импертор (161-180) из династии Антонинов, философ, представитель поздней стоицизма. — Ред.
  17. Мишель де Монтень (1533-1592) — французский писатель и философ эпохи Возрождения, автор широко известной книги «Опыты». — Ред.
  18. Ральф Уолдо Эмерсон (1803-1882) — американский эссеист, поэт, философ, пастор, лектор, общественный деятель; один из виднейших мыслителей и писателей США XIX в.; духовный лидер американской нации. — Ред.
  19. Фридрих Вильгельм Ницше (1844-1900) — ненецкий философ, филолог, композитор и поэт, создатель самобытного философского учения о сверхчеловеке. — Ред.
  20. Морис Полидор Мари Бернар Метерлинк (1862-1949) — бельгийский писатель, драматург и философ. Лауреат Нобелевской премии по литературе за 1911 год. Автор философской пьесы-притчи «Синяя птица», посвященной вечному поиску человеком непреходящего символа счастья и познания бытия — Синей птицы. — Ред.
  21. Вильгельм Дильтей (1833-1911) — немецкие историк культуры, философ-идеалист и литературовед, создал понятие «науки о духе». — Ред.
  22. Апейрон (др.-греч. ắπειρον «бесконечное», «беспредельное») – понятие древнегреческой философии, введенное Анаксимандром, означающее Неопределенное беспредельное и бесконечное первовещество. — Ред.
  23. Эйдос (др.греч. ειδος вид, облик ,образ) – термин античной философии и литературы, первоначально обозначающий «видимое», «то, что видно», но постепенно получивший более глубокий смысл — «конкретная явленность абстрактного», «вещественная данность в мышлении». — Ред.
  24. Феодор из Кирены, также Феодор-атеист (ок. 340 г. до н.э. – ок 250 г. до н. э .) – древнегреческий философ. — Ред.
  25. Аристипп (ок. 435 – ок.355 г. до н.э) – древнегреческий философ, основатель киренской (или гедонической) школы, ученик и друг Сократа. — Ред.
  26. Парменид (ок. 540 до н. э. или 515 до н. э. – ок. 470 до н. э.) — древнегреческий философ, основатель и главный представитель Элейской школы. — Ред.
  27. По Хайдеггеру (Время и бытие. — М. 1993. С. 32), Dasain, или здесь бытие, наделенное качествами «вопрошания и метафизической заботы», особым образом соотносится с Бытием, а «всякое сознание заранее предполагает экстатически понятую экзистенцию в качестве essentia человека». Не желая в рамках этой книги заниматься истолкованием хайдеггеровской онтологии, отметим лишь содержащиеся в ней расширительные моменты «вопрошания и метафизической заботы» и — «экстатически понятую экзистенцию». — Авт.
  28. П Д. Успенский пишет в «Четвертом пути»: «Бытие — это ваше состояние (state)». и через несколько строк повторяет: «Бытие означает состояние, внутреннее состояние в целом, не отдельно (state,inner condition, all together, not separate)». (Ouspensky P.D. The Fourth Way. Vintage Books. – N.Y., 1971. P. 44). — Авт.
  29. Рамакришна Парамахамса (1836-1886) — индийский гуру, реформатор индуизма, мистик, проповедник. — Ред.

Секрет настоящей радости. Лёгкая субстанция состояний
Эссе и беседы c участниками семинаров. Переиздание книги «Лёгкая субстанция состояний» (2009). 2019 г.
Издательство: Амрита
Год издания: 2019
Страниц: 256
Формат: 20.3 x 14.3 x 1.3 см
Обложка: мягкая
ISBN: 978-5-413-01911-5

В данной работе известный российский психолог и философ Аркадий Ровнер затрагивает глубинные основы того, что мы называем «духовной жизнью». Автор говорит: «Проект моей жизни определяется как борьба с социальным и космическим гипнозом; и все, что я делаю, так или иначе связано с задачей пробуждения, и прежде всего пробуждения близких мне людей».
Эта книга обращена к тем, кто не удовлетворен предложенными современностью смысловыми основаниями для объяснения жизни, мира и самого себя и ведет собственный поиск надежных оснований. Книга утверждает, что в основе реальных изменений должна быть не «работа со знанием» а «работа с состоянием», потому что там, где останавливается знание (а человеческое знание наглядно доказало свою ограниченность, там не останавливаются «состояния», способные достигать предельно высоких рубежей. Об этом есть свидетельства во всех религиях и во многих духовных движениях. В книге представлены традиционные и новейшие идеи о Великой Лестнице Состояний — универсальном пути духовной трансформации. В ней рассматриваются общие принципы работы с Состояниями, а также вопросы достижения и закрепления высоких Состояния в условиях повседневности. Отдельные главы рассказывают о фрагментах практики работы с Состояниями в созданном автором Институте культуры состояний.

Фрагмент из книги «Секрет настоящей радости. Лёгкая субстанция состояний» (2019). Переиздание книги «Лёгкая субстанция состояний»

Глава 2. Состояние — первые приближения

Купить в интернет-магазинах: